Гуру Кен о "Причудах сердца"

Музыкальный критик Гуру Кен  пишет о новом альбоме.

http://newsmuz.com/news/2017/olga-nikitina-prichudy-serdca-38227

""Опыт работы с классическими «мужскими» текстами у известного барда Ольги Никитиной уже велик, достаточно вспомнить про альбомы на стихи Бунина, Пастернака, и двойной альбом на тексты Бальмонта. И уже понятно, что для Никитиной в текстах великих поэтов наиболее ценна их условная «бесполость» - брутальные Маяковский или Клюев ей неблизки, а вот тонкую душевную организацию и мечтательное настроение она передает необыкновенно точно.

Музыкальные приемы в работе с Мандельштамом или Гумилевым тоже беспроигрышны: неизменные три четверти, романсовые гитарные переборы и приятная мелодия. Это действует безотказно. Но самое важное — интонация. В отличие от многих современных авторов, Никитина не насилует в угоду мелодии живую интонацию автора, не рвет полный внутренней красоты слог поэта. Ее мелодия следует за речью автора, окрашивает ее гармонически, тонко обыгрывает каждую запятую и деепричастный оборот стиха, отчего кажется струящейся и абсолютно органичной (словно и без пиетета) к стиху классика.

14 стихотворений — 14 уютных песен. Два от Ходасевича, по три — от остальных поэтов. Выбор стихов даже не календарный, а настроенческий. Нельзя сказать, чтобы это было так уж просто. Например, гениальное стихотворение Осипа Мандельштама «За то, что я руки твои не сумел удержать...» весьма брутально по исходной атмосфере: 

...Прозрачной слезой на стенах проступила смола, 
И чувствует город свои деревянные ребра, 
Но хлынула к лестницам кровь и на приступ пошла, 
И трижды приснился мужам соблазнительный образ.

Развитие античной темы, блистательно начатой в «Бессонница. Гомер. Тугие паруса...» Мандельштам изысканно соединяет с любовной темой, и вот уже осада Трои и образ Елены просматриваются совсем с другой точки зрения, с точки зрения осажденных и переживающих за былые ошибки: «За то, что я руки твои не сумел удержать, За то, что я предал соленые нежные губы, Я должен рассвета в дремучем Акрополе ждать...» Господи! Рушатся стены осажденного города, всех ждет неизбежная гибель — а воин, сжимая меч, размышляет о разлуке с любимой. Это у Мандельштама. Совсем иначе у Никитиной — она ставит размышления о любимой однозначно на первое место, а окровавленные лестницы — лишь приглушенный фон для куда более важных в мире вещей. Такая «женская» трактовка — ключ к пониманию всего «мужского» альбома Никитиной.

Там же, где избранные стихи абсолютно элегичны — там музыка и вокал Ольги Никитиной столь пластичны, что буквально сливаются с речью поэта. Например, волошинские «Как мне и близок и понятен», «Лампада» и «И будут огоньками роз» звучат как проникновенные монологи от первого лица. Экзистенциальная тотальная романтика Георгия Иванова словно поглаживается по раскидавшимся вихрам, убаюкивается, умиротворенно гармонизируется интонациями Никитиной. Гумилевский антагонизм между поэтическим и обыденным времен цикла о Синей звезде в «Еще не раз Вы вспомните меня» тоже разглаживается Никитиной, хотя бы утвердительным рефреном заглавной фразы… Никитина делает поэтов «своими», словно заражая их своей неискоренимой верой в добро и свет.

Альбом сделан с прекрасными музыкантами — Сергеем Пахотиным и Валерием Цурканом, с которыми записано уже многое. Их деликатные аранжировки и проникновенные гитарные и духовые партии подчеркивают внутренний мелодизм стиха, обволакивают задумчивой дымкой ностальгических размышлений, следуя за интонациями барда.

В целом получилось очень любопытное единение стихов «великолепной пятерки» Серебряного века с очень личной трактовкой Ольги Никитиной. Это стоит послушать.""

Написать комментарий

Plain text

  • No HTML tags allowed.
  • Web page addresses and e-mail addresses turn into links automatically.
  • Lines and paragraphs break automatically.